Манжетная лента «Курляндия»

Это был последний по времени знак отличия, учреждённый Адольфом Гитлером.

Курляндский котёл сложился осенью 1944 года, когда западная часть Латвии (исторически известная как Курляндия) оставалась под оккупацией немецких войск (25 января 1945 года отступившая в Курляндию Группа армий «Север» была переименована в Группу армий «Курляндия»), но они оказались зажаты между двумя советскими фронтами по линии Тукумс — Лиепая. Это окружение не являлось «котлом» в полной мере — немецкая группировка не была полностью блокирована с моря и потому имела достаточно свободное сообщение с основными силами Вермахта. К исходу 10 октября 1944 года части советской 51-й армии достигли побережья Балтийского моря севернее Паланги. Таким образом, немецкая группа армий «Север» (16-я и 18-я армии) была окончательно отрезана от группы армий «Центр». В этот же день четыре советские армии (1-я ударная, 61-я, 67-я, 10-я гвардейская) попытались с ходу взять Ригу. Однако немецкая 16-я армия оказала ожесточённое сопротивление, уступив восточную часть Риги 13 октября, а западную — 15 октября.

kurland_2

Известно о пяти серьёзных попытках наступления советских войск с целью ликвидации Курляндской группировки, все они оказались неудачными. Вплоть до капитуляции Германии 9 мая 1945 года велись ожесточённые бои (некоторые населенные пункты переходили из рук в руки по несколько раз) с целью ликвидации «котла», но продвинуть линию фронта удалось лишь на несколько километров вглубь. Боевые действия прекратились только 15 мая 1945 года, уже после капитуляции Берлина.
Узнав о капитуляции Германии, большинство немецких солдат (135 тысяч) сдались, но многочисленные группы попытались скрыться, некоторые даже попытались прорваться в Восточную Пруссию. Например, обергруппенфюрер СС Вальтер Крюгер (командующий 6-м корпусом СС) пытался с группой солдат уйти из Курляндии в Пруссию, но 22 мая 1945 года был настигнут советскими солдатами и застрелился.

Группа армий «Курляндия» выстояла в шести «Курляндских сражениях», первое из, которых началось 27 октября 1944 до всеобщей капитуляции 9 мая 1945 года. Служащие этой Группы еще в течение последних дней войны в достаточном количестве получали нарукавные ленты «Курляндия». До сегодняшнего дня сохранилось много неясностей связанных с награждением и учреждением последней награды Немецких вооруженных сил.

Проект учреждения и соответствующих инструкций был, вероятно, подготовлен командующим Группы армий «Курляндия» в конце января 1945 и передан в штаб-квартиру фюрера.  Возможно, этот проект был еще в феврале 1945 отправлен на доработку в центральный отдел ОКВ. Но ни дословный текст проектов, ни окончательно принятый текст до настоящего времени не известны.

Существует письмо следующего содержания:

« Верховное командование сухопутных войск, управление личного состава (PA/P5 O.U.),
18 марта 1945г.
Вопрос: учреждение нарукавной ленты «Курляндия».
Начальнику OKW/WZA генерал-лейтенанту Винтеру (Winter).
Фюрер санкционировал учреждение ленты «Курляндия».
Проект учреждения и инструкций к нему от командующего ГА «Курляндия» был получен фюрером через центральный отдел ОКВ.
Так же прилагается образец ленты, утвержденный фюрером 12.3.45, для последующих награждений.
1 Образец ленты «Курляндия». I.A. Steuer (Штойер) ».

20

21

Комплект наград на одного человека с этой манжетной лентой.
Очень РЕДКИЙ комплект! 

До сих пор самым подробным описанием истории этой ленте остается статья в полевой газете 16 армии «От Мааса до Мемеля», в которой говорится следующее:
«Когда впервые возникла идея создания награды для ГА «Курляндия», было совершенно очевидно, что изготовление её на Родине не возможно, по причине отрезанности ГА «Курляндия» от родной страны. По этой же причине исключалась поставка сырья для производства знака. Таким образом, появился план изготовления знака на месте, но сначала, его исполнение натолкнулось на большие трудности. Так изготовление награды подобной «Демянскому щиту» было исключено изначально, так как для такого производства не было ни металла, ни оборудования для производства. Поэтому была принята идея тканой ленты, созданной из местных средств, а кроме того, на ткацкой фабрике в Голдингене (Goldingen) руководитель производства и первый ткач были известными мастерами импровизации. Количество ткацких станков, находившихся в их распоряжении, было недостаточно для производства сотен тысяч лент «Курляндия» для Вермахта. Часть ручных ткацких станков была переделана в механические. Таким образом, было значительно увеличено производство и одновременно, с другой стороны, эффективно решалась проблема вышивки надписи и герба. День и ночь трудились ткачи Курляндии, ленты покидали фабрики в больших рулонах по 36 лент.
Следующая технологически сложная операция выполнялась на дому. Женщины уже дома при помощи ножниц и швейной машинки придавали лентам законченную форму. Большие рулоны ленты разрезались, и каждая лента подрубалась на швейной машинке.
Материал для производства лент, солдаты собирали с большим трудом.
Вопрос кто создал проект нарукавной ленты до сих пор остается открытым. К тому моменту, когда объявили конкурс на создание ленты, уже существовало множество проектов и эскизов. Полное одобрение получил проект серо-серебрянной с черной каймой ленты, с вышитыми гербами Великого магистра тевтонского ордена и столицы Курляндии (города Миттава) между которыми красовалась вышитая надпись «KURLAND». Оба герба служили напоминаем заслуг немецких солдат и их латышских товарищей по оружию при совместной защите курляндской земли.»

Остался не обсужденным вопрос условий награждения нарукавной лентой «Курляндия». Так как официальных документов к настоящему времени не найдено, то основными источниками информации по данному вопросу являются высказывания и сообщения различных людей.
Так в сообщении отдела IIa (дела начсостава) штаба ГА «Курляндия» говорится: «Я полагаю, что необходимым условием является нахождение определенное время в «Курляндском котле» после сентября 1944г и участие в одном из шести «Курляндских сражений». Насколько я помню, лента вручалась только боевым частям».
Командир 11 п.д. генерал-лейтенант в отставке Герхард Фейерабенд (Feyerabend) писал: «Насколько мне известно, лента вручалась всем бойцам, находившимся в Курляндии минимум 3 месяца».
Выше упомянутые 3 месяца непрерывного нахождения в Курляндии, как условие получения ленты, подтверждает писарь штаба 290 п.д. в то время обер-фельдфебель, Вернер Фрике.
Капитан в отставке Вернер Букса из 44 гр.п. говорит: «По моим воспоминаниям лентой награждали за участие как минимум в трех «Курляндских сражениях» или за определенное время нахождения на Курляндском плацдарме, для частей снабжения и не боевого персонала».
Из свидетельства военного госпиталя 3/626, выписанного на имя обер-лейтенанта фон Бока, явствует, что ранение, полученное на Курляндском фронте, ускоряло получение ленты.
Из воспоминаний майора резерва в отставке Ульриха фон Бузекиста: «... нарукавная лента вручалась всем военнослужащим ГА «Курляндия», включая состав «Организации Тодт», которые находились в Курляндии определенное (3 месяца?) время. Исключение составляли раненые в Курляндии солдаты, для которых все сроки отменялись».
Далее остается установить сроки, когда начались награждения и когда закончились. Можно предположить, что награждения продолжались вплоть до подписания капитуляции.
вспоминает адъютант ГА «Курляндия» полковник в отставке Фрайхер фон Халлберг: « Я получил первые ленты в течение последних дней апреля 1945 года и незадолго до капитуляции отправил их, по поручению командования, командирам боевых частей на фронт».
Полковник в отставке Сайнт Пауль: «... примерно 20 апреля 1945 я прибыл в штаб 16 армии (отдел начсостава) в Курляндии. Мне кажется, что как раз в этих числах первые ленты были отправлены в войска».
Это соответствует воспоминаниям майора резерва в отставке Ульриха фон Бузекиста: « Я могу подтвердить то, что написали фон Халлберг и фон Пауль. Первые ленты поступили в штаб 16 армии в конце апреля и по порядку небольшими партиями направлялись в корпуса. Однако их было слишком мало. По этой причине вручались документы о награждении без ленты, с надеждой последующего ее получения и вручения».
Все это подтверждает и главный лесничий Шеер, в то время служащий отдела IIb (отдел младшего начсостава и рядовых) штаба ГА «Курляндия», который формулирует условия награждения лентой как аналогичные ленте «Африка», вот, что он сообщает: «Как служащий отдела IIb штаба ГА «Курляндия» я начиная с сентября 1944 участвовал в работе по разработке проекта нарукавной ленты «Курляндия» и условий награждения. Условия награждения основывались на уже существовавших условиях для нарукавной ленты «Африка». Условия награждения, насколько мне известно, были следующими:
1. Лента вручается от имени командующего ГА «Курляндия».
2. Лента является знаком боевого отличия, и награждение сопровождается вручением соответствующего документа.
3. Условия награждения следующие:
а) для боевых частей участие как минимум в трех «Курляндских сражениях».
b) ранение в бою (я не знаю учитывалась ли разница в тяжести ранений).
с) для тыловых служб (например «Орг. Тодт») как минимум три месяца службы в составе ГА «Курляндия» начиная с сентября 1944.
Мне так же не известно были ли включены в список для награждения добровольческие формирования». Шеер подтверждает так же и данные IIa отдела штаба ГА «Курляндия» «... что в конце апреля 1945 первые ленты поступили в 16 и 18 армии и выдавались только боевым частям и тяжелораненым».

То, что выдача лент происходила неравномерно, является очевидным фактом. В условиях тяжелых боев изготовление и доставка наград происходило неравномерно, таким образом, в боевых единицах количество полученных лент сильно отличается. В некоторых подразделениях лент не выдавали вообще!
Вот, что сообщил начальник тыла Х АК майор генерального штаба в отставке Нон (Nohn): «Способ награждения был обусловлен положением. Во время переговоров о капитуляции в Х АК прибыли ленты. Связной мотоциклист, которого я послал в штаб за лентами, на обратном пути встретился с русской разведгруппой и потерял мотоцикл. И все-таки он принес ленты, они были без документов вручены служащим нашего отдела. Выбирать награжденных не было нужды, так как все офицеры и рядовые уже долгое время служили в ГА. Насколько я помню, еще все-таки делали записи в солдатские книжки».
Капитан в отставке Букса: «В нашей 11 п.д. из-за недостатка лент первыми их получали рядовые и унтер-офицеры».
В 1263 роте штурмовых орудий с 26 по 30 апреля 1945 награждение производилось перед строем личного состава с вручением ленты, наградного документа и с записью в солдатскую книжку.
В 263 п.д. последние нарукавные ленты вручались еще 9 мая 1945 командиром дивизии генералом Хемманом в школе в Kalvene.
В 16 армии и особенно в 290 п.д. нарукавных лент было выдано крайне мало.
Следовательно, условия награждения зачастую сильно разнились и зависели от конкретной обстановки на фронте.
Число получивших ленту или документ, или и то и другое приблизительно составляет 250 000 человек, пожалуй, не слишком большая цифра.
Впрочем, генерал-полковник Хилперт находясь, в русском плену в пересыльном лагере 27/1 под Москвой, передал сохранившуюся ленту фельдмаршалу Шёрнеру, который в звании генерал-полковника командовал ГА в Курляндии до середины января 1945 года. н всего лишь выполнил то, что было обсуждено перед самой капитуляцией в штабе ГА. Так же и другие высшие офицеры, находясь в плену, получали нарукавные курляндские ленты из рук полковника Фрайхера из того небольшого количества, какое у него было при себе. «Конечно» эти ленты вручались без документов, хотя и по приказу командующего ГА «Курляндия». Непонятно только где сначала вручались ленты или в сборном пункте для генералов ГА «Курляндия» в Tirksliai (Литва) или в Красногорске под Москвой. В любом случае это происходило только в первые недели плена.
Одно доверенное лицо видело даже в середине мая в Шлезвиг-Гольштейне солдат 11 п.д. и 14 т.д. с лентами «Курляндия». Эти ленты находились в Либаве и были выданы солдатам, которых эвакуировали в Рейх, на кораблях. В общем, было установлено, что первые награждения произошли, видимо 20 апреля 1945 и продолжались некоторое время после капитуляции. Это подтверждается существующими наградными документами.Неоднократно лента вручалась вместе с лентой и наградным документом, а так же с записью в солдатскую книжку; в многочисленных случаях сначала вручали документ и затем ленту, причем запись в солдатскую книжку производилась в момент вручения документа. В других случаях – особенно в дни капитуляции – производилась только запись в солдатскую книжку. Однако возможно, что ленты вручались и без документов и записей в солдатские книжки.

kurland03

 kurland04