Патриотическая плакетка «Viel Feind - Viel Ehr.» / Больше врагов – больше Чести /

Описание:


ОРИГИНАЛ

Плакетка выполнена в магнитном металле.
Покрытие – бронзирование, искусственная тонировка.
На реверсе надпись «Im Dienst des Vaterlandes Gehe Ich auf. 1915»
(В службе своей стране я возвышаюсь)
Размер 53 х 84 мм

 Немного истории

В службе своей стране я раскрываюсь)

Фразу «Viel  Feind - Viel Ehr.»  (Больше врагов – больше чести) приписывают знаменитому капитану ландскнехтов, выдающемуся полководцу Священной Римской Империи Германской Нации Георгу фон Фрундсбергу (1473 - 1528) из баварского города Миндельхайм, ставшему родоначальников войска ландскнехтов.
В 1513 г. на требование венецианского военачальника Бартоломео д’Альвиано о сдаче города Фрундсберг будто бы ответил: "Все к лучшему. Чем больше врагов, тем больше чести". Впоследствии это выражение цитировалось как девиз Фрундсберга, хотя восходит, по-видимому, к более раннему времени.
До сегодняшнего дня, в баварском Миндельхайме каждый три года проводится Миндельхайм фестиваль.
А вот что пишут историки про Ландскнехтов, созданных фон Фрундсбергом:
...В таких условиях немецкие наемники закономерно должны были осознать себя как единое сообщество с собственными правилами, обычаями и нормами поведения. Подобным образом формировался корпоративный дух и у наемников других национальностей, однако, в данном случае существенное влияние оказало еще одно, уникальное, обстоятельство — длительное присутствие в области группового сознания отчасти планомерно разработанной, отчасти самостоятельно развившейся идеологии. В ее основе первоначально лежали четыре основополагающих принципа. Максимилиан I Габсбург, создавая на основе верхненемецкого ополчения новое военное сообщество, пытался найти в нем прочную опору и во внешней, и во внутренней политике. Поэтому первым пунктом идеологии ландскнехтов стала необходимая преданность империи и императору. Вторым, поскольку новое войско нужно было сделать привлекательным для самых широких слоев населения, в том числе и для дворянства, с понятным пренебрежением относившегося к службе в пехоте, стала идея «рыцарственности» и этих войск. Третьим основным принципом явилась идея воинского братства, необходимая для обеспечения внутреннего единства весьма разнородного контингента. Четвертым — декларация «благочестивости» ландскнехтов, которая должна была обозначить религиозное и духовное единство корпорации.
Воедино эти идеи были сведены присвоенным зольднерами понятием «Орден ландскнехтов». Реальный Орден ландскнехтов — плод неудачной попытка создания Максимилианом I светского рыцарского ордена — имел мало общего с повседневной военной практикой. Однако он, точнее его идеальное и весьма искаженное отражение, существовал в сознании кнехтов, был основой их самопредставления и самоидентификации. Следует отметить, что подлинной сущности настоящего рыцарского ордена ландскнехты, в большинстве своем люди простонародного происхождения, не понимали и не могли понимать, и его элитарный, закрытый характер воспринимался ими скорее по более близкой аналогии с привычными духовными орденами. Так, известный нюрнбергский нищий поэт и певец начала XVI в., бывший ландскнехт, потерявший зрение в бою, Йорг Графф в своей «Песне об ордене военного люда» очень явно обозначил связь последнего с монашеским орденом, причем сам стиль изложения Граффа весьма схож со стилем монастырского устава.1) Именно в таком, весьма своеобразном, ключе военные изначально представляли свое сообщество, поскольку просто не знали иных вариантов классификации совершенно нового для Европы того времени образования.

В годы Второй мировой войны в честь Георга фон Фрундсберга была названа 10-я танково-гренадерская дивизия СС "Фрундсберг", сформированная в южной Франции.

В начале Первой мировой войны, в 1914 году, когда Англия вступила в войну, Германская империя выдвинула лозунг фон Фрундсберга - "Больше врагов, больше чести!".